Регистрация Войти
Вход на сайт
Реклама
» » Откуда берутся толстые дети

Откуда берутся толстые дети

28-09-2016, 17:31
Автор: admin
Просмотров: 459
Комментариев: 0
Версия для печати

Откуда берутся толстые дети

Дети моего поколения родились в семьях тех, кто появился на свет после Великои? Отечественнои? вои?ны. Мы уже не голодали, но пищевого изобилия не знали, и до сих пор иногда ностальгически вспоминаем об очередях за сахаром и маслом, распределении продуктов по талонам и продуктовых «заказах» с икрои? и балыком по праздникам. 

Нас учили всё есть с хлебом – «иначе не наешься», а наесться сладким вдоволь случалось разве что на день рождения. В каждои? семье умели печь как минимум яблочныи? пирог «Шарлотка», а то что-нибудь и позаковыристеи?, готовить заливное и горячее. Еда была праздником, особенно вкусная и изобильная, да и праздник автоматически означал еду – тоже изобильную и вкусную. Любое событие отмечалось застольем, после которого в холодильнике оставались судочки с недоеденными яствами, любои? обед состоял обязательно из трех блюд – без супа ты не получал второго, а без второго – десерта. Это мы, опираясь на собственныи? опыт, придумали анекдот про маму-моль, которая говорит ребёнку: «Не доешь носки – не получишь шубу!».

Воспитание упитанных и внезапное изобилие

Во времена нашего детства худые дети считались едва ли не кандидатами на тот свет. Бабушки, охая и стеная, готовили особенные каши и пекли специальные пирожки, «лишь бы ребёнок ел». Хорошии? аппетит считался большим достоинством ребёнка, куда большим, чем, например, математические способности. Нам в детстве рассказывали баи?ку о хозяине, нанимавшем на работу батраков – мудрыи? хозяин угощал их обедом и выбирал того, кто лучше всех ел. Разумно, ведь нас тоже готовили к батраческои? работе – женщинам нужно было уметь комбинировать работу по специальности и ведение домашнего хозяи?ства в отсутствии понимающеи? владельца с полуслова бытовои? техники, мужчинам – уметь делать мелкие ремонтные работы по дому и в машине, окучивать огород на даче. 

Пришло время, и у нас родились собственные дети. Так получилось, что оно оказалось временем изобилия. Сегодня во всех крупных городах мира можно попробовать любую национальную кухню, купить самые изысканные и редкие продукты. Количество ресторанов и кафе давным-давно превысило количество музеев и школ, ибо едят люди нынче, похоже, значительно чаще и больше, чем учатся или приобщаются к прекрасному. Наверное, это неплохо – ведь мы так к этому стремились. Только когда эти времена наступили, мы как родители оказались совершенно к ним не готовы. 

Секретныи? механизм

Сегодня ни для диетологов, ни для психологов, занимающихся вопросами питания и переедания, не секрет, что детскии? организм обладает врожденным, превосходно работающим механизмом, вовремя сигнализирующим и о том, что ребёнок голоден, и о том, когда он насытился. Рождаясь на свет, человек имеет совершенно отчётливые бессознательные представления о том, что ему нужно для здорового и полноценного питания. В том случае, если в процесс его питания не вмешиваться.

Но чем более развитым именует себя мир, тем более взрослые склонны вмешиваться в процесс питания детеи?, подчинять его своему удобству, мнению популярных педиатров, нормам развития, таблицам и рейтингам.

Результаты эксперимента, о котором я сеи?час расскажу, в свое время оказали краи?не благотворное влияние на мою ослабевшую материнскую психику (однажды мне случилось стать мамои? мальчика, которыи? в годовалом, полуторагодовалом и двухлетнем возрасте практически ничего не ел). Бабушки и педиатры навлекали на меня всяческую хулу, соратницы по песочнице хвастались щекастыми младенцами и объёмами съеденного, а я искала ответ на вопрос – почему у нас по-другому, почему мои? ребёнок не съедает в обед миску гречневои? каши с мясом, как соседскии?, а довольствуется двумя кусочками банана или сушкои??

Ответ был наи?ден в описании самого знаменитого, масштабного и длительного диетического эксперимента столетия, проведенного в 1928 году Кларои? Девис.

Девис в течение 6 лет наблюдала маленьких (в возрасте от 6 до 11 месяцев) постояльцев специального диетологического детского сада, организованного для целеи? этого эксперимента. Участниками эксперимента стали дети одиноких матереи?, которые были не в состоянии содержать и обеспечивать своих детеи?, и дети матереи?-подростков от нежелательных беременностеи?. Большинство детеи? страдали выраженнои? анемиеи? и значительнои? недостаточностью веса, рахитом и другими расстрои?ствами, обычно сопровождающими плохое питание. Каждыи? приём пищи и каждыи? кусочек съеденного ребёнком записывался на протяжении шести лет, что в итоге составило около 38 тысяч записеи? «пищевого дневника».

Пища предлагалась детям, но никогда не навязывалась. Еда выкладывалась в определенных местах, на виду у детеи?. Нянечки, ухаживавшие за младенцами, ещё не умеющими ходить, никогда не предлагали детям пищу активно. Только, если ребёнок совершенно однозначно тянулся к определенному виду пищи, он получал его в ложке. Если ребёнок отказывался есть, ложка тут же убиралась.

Дети, умеющие ходить самостоятельно, могли беспрепятственно подходить и выбирать любые виды и сочетания пищи, которые им были по вкусу. Предложенная еда была абсолютно натуральнои?, каждыи? вид пищи представлял собои? монопродукт – сочетания и смешивания продуктов не допускались. Почему? Чтобы убедиться, что ребёнок выбрал конкретныи?, определенныи? продукт ради его пищевои? ценности. Поэтому в диете эксперимента присутствовали цельные зёрна, но отсутствовал хлеб. Все виды пищи были несолёными, соль подавалась в отдельнои? мисочке, как и любои? другои? продукт, и дети могли выбирать её, если хотели. Среди предложенных продуктов были овощи и фрукты, несколько видов мяса и субпродукты (почки, печень), цельнозерновые хлопья и крупы, молоко и кисломолочные продукты. 

Неиспорченные «нормой»

Первым открытием эксперимента, ныне – научным фактом о питании детеи?, стало то, что дети потребляют неравномерное количество калории? в течение суток, недели или месяца. В один из днеи? они могут съесть двои?ную дневную норму калории?, в другои? едва наберут и половину. В один из днеи? калории?ность съеденного могла достигнуть нормы за счёт потребления небольшого количества продуктов с высокои? калории?нои? ценностью, например, мяса или круп, в другои? – за счёт овощеи? и фруктов, съеденных в большом объёме.

Ни один из стилеи? питания маленьких испытуемых никак не соответствовал нормам питания, разработанным Институтом Педиатрии для их возраста, и ни одна диета не была похожа на другую. Каждыи? ребёнок ел по-разному. Плевать эти маленькие негодяи хотели на нормы питания. Они ели тушёную печень, запивая её молоком и заедая парои? крутых яиц. На ночь. Они с удовольствием помещали кружок банана на картофель и с аппетитом поглощали этот кошмар диетолога. 


Было обнаружено, что, по сравнению со статистикои? других детских учреждении?, участвовавшие в эксперименте дети, мало и редко болеют и переживают типичные для этого возраста мелкие неприятности со здоровьем. Запоры были неизвестны в этом детском саду. Не было обнаружено случаев рвоты или поноса. За время эксперимента вирусные инфекции типа гриппа, которыми заболевали дети, проходили с невысокои? температурои? и длились не более 3 днеи?. Было отмечено, что, в период восстановления после инфекции? дети поедали необычно много свежего мяса, молока и фруктов.

Разумеется, участники эксперимента проходили регулярные и подробные медицинские обследования, которые выявляли повышение гемоглобина в крови до уровня нормы, нормализацию уровнеи? кальция и фосфора, прекрасную кальцификацию детских костеи? у тех, кто до начала эксперимента страдал от рахита, в некоторых случаях – в запущеннои? форме. Самое поразительное, что дети набирали вес до необходимои? по возрасту нормы, но не более того. Разумеется, в группе были более худые и более основательно сложенные участники, но ни истощения, ни ожирения замечено не было. Один из врачеи?, участвовавших в медицинскои? оценке участников, написал впоследствии статью в авторитетныи? педиатрическии? журнал (Brennemann, Psychologic aspects of nutrition in childhood, J. Pediatr., Aug. 1932, 1 (2): p. 152), назвав экспериментальную группу «группои? наиболее здоровых физически и поведенчески представителеи? человеческого вида», которых он когда-либо видел.

Позже был проведен целый ряд диетологических экспериментов с детьми, показавших исключительную способность "неиспорченного" нормами питания человеческого организма самостоятельно регулировать уровень и вид потребления пищи.

Тем не менее, наблюдая за группои? детеи?, играющих во дворе, трудно не задаться вопросом, что от этого чудесного механизма остаётся к школьному возрасту. 

Откуда берутся толстые дети?

Почему в России 25% мальчиков и 20% девочек весят значительно больше нормы, и как с этим бороться? Количество детеи?, страдающих ожирением, в России постоянно и угрожающе увеличивается. В этом смысле мы мало отличаемся от наших европеи?ских и американских собратьев – такая тенденция наблюдается почти во всем мире. В настоящее время Россия занимает промежуточное положение между безусловными лидерами этои? печальнои? статистики – Греции, США, Мексики, Италии и Великобритании, и абсолютными аутсаи?дерами – всеми азиатскими странами (Япониеи?, Корееи?, Китаем), Швеи?цариеи?, Норвегии?, Польшеи? и Чехиеи?.

Вместе с тем, дети всё раньше начинают взвешиваться и пропускать завтраки, чтобы «не поправиться». Сегодня уже неудивительно обнаружить 9-10-летних девочек и даже мальчиков, обсуждающих диеты и способы не набрать вес. Диетические эксперименты родителеи? тоже не остаются без внимания. 

Психологи выделяют три типа пищевого поведения, неминуемо приводящих к перееданию, и, в конечном итоге, к лишнему весу и ожирению, это:

1. Экстернальное пищевое поведение. То есть, внешнее пищевое поведение, когда процесс питания запускается любыми внешними факторами (присутствие еды, ее внешнии? вид, запах, поведение находящихся рядом людеи?, еда «за компанию»), а не внутренними, т.е. ощущением голода и желанием его удовлетворить.

2. Ограничивающее (диетическое) пищевое поведение. Попросту говоря, это постоянные попытки находиться на диете и потребление недостаточного для имеющегося уровня метаболизма количества пищи, что в итоге в 90% случаев приводит к увеличению изначального веса – сброшенные в первые недели килограммы возвращаются не в одиночестве, они приводят с собои? друзеи?.

3. Эмоциональное пищевое поведение. В этом случае процесс питания является компенсаторным: человек ест, чтобы справиться с фрустрациями или сильными негативными эмоциями.

Для современных детеи? характерно поведение первых двух типов и не слишком характерно третье. Естественныи? механизм реагирования на стресс – временное исчезновение или значительное снижение аппетита у детеи? чаще всего сохраняется. «Заедать» негативные эмоции привыкают, как правило, дети, для которых забота, любовь и еда стали синонимами. Так случается чаще всего у детеи?, переживших травмирующие события или понёсшие серьёзные утраты, в результате которых они оказались лишены внимания и любви взрослых. В таких случаях, в первую очередь, следует обеспечить ребёнку профессиональную помощь специалистов, работающих с травмои? или утратои? – детских психологов и психотерапевтов. 

Экстернализация пищевого поведения

Как стало ясно из описанного эксперимента Дэвис, регуляция пищевого поведения – что именно есть, сколько и когда – в идеале должна быть полностью отдана ребёнку, то есть, осуществляться внутренне им самим. На деле мы постоянно экстернализируем пишевое поведение детеи?, иными словами – выводим его управление во внешнюю сферу, чтобы нам, взрослым, было удобнее или потому, что мы считаем это правильным. Начинается это ещё в младенчестве: до сих пор педиатры часто рекомендуют «приучать» младенцев есть не тогда, когда они голодны, а когда это удобно матери – например, «в целях отучения от ночных кормлении?». Дальше – больше. Ребёнок растёт, и его поведение пытаются регулировать едои?: «Будешь вести себя хорошо – получишь мороженое». Любопытно, что несколькими десятилетиями раньше, когда пищевое изобилие не было так велико, детеи? вознаграждали объятиями, поцелуями, поглаживаниями. Сегодня конфета всё чаще заменяет поцелуи?.

Ситуация усугубляется, когда под «вести себя хорошо» подразумевается «доесть суп». За еду ребёнка вознаграждают едои?. В итоге дети отвыкают прислушиваться к сигналам тела, к ощущению голода и к потребностям в том или ином виде пище, и приучаются реагировать на внешние раздражители как на пусковые механизмы для того, чтобы начать есть.

Начатое родителями завершается с началом просмотра ТВ. В Нидерландах – стране чрезвычаи?но маленькои? – ежегодно тратится около 40 миллионов евро на рекламу, целевои? аудиториеи? которои? являются дети.

Согласно отчету Совета здравоохранения, 70% рекламного времени в детских передачах занимает реклама конфет, сладостеи?, шоколадных батончиков и сладких напитков. Согласно исследованию, проведенному в США, дети в результате просмотра рекламы формируют отчётливое предпочтение калории?ных продуктов.

В школьных кафе, поликлиниках, центрах досуга появляются автоматы с газировкои? и сладостями: в США около 80% бюджета многих школ формируют доходы, полученные от работы этих автоматов. Ребёнок с уже сформированным экстернальным пищевым поведением не сможет устоять перед соблазном, особенно под давлением группы сверстников, дружно отправляющихся в перемену за батончиками и колои?.

Как поступать в таких случаях? Полагаю, многие родители скажут: «Разумеется, запрещать!». Не тут-то было.

Сладость запретного

Из эксперимента, проведенного телекомпаниеи? BBC-2 для передачи «Вся правда о еде», стало очевидным, что дети склонны формировать стои?кое предпочтение запрещеннои? еды – она начинает казаться им невообразимо вкуснои?.

В ходе эксперимента дети от 4 до 5 лет, которые изначально считали изюм и сушёное манго одинаково вкусными, через неделю отдавали явное предпочтение изюму, если на протяжении этои? недели их доступ к изюму был искусственно ограничен. Сам эксперимент заключался в том, что во время школьнои? перемены (в Англии дети начинают ходить в школу значительно раньше россии?ских сверстников) в холле ставились миски с сушёными манго и изюмом. 

После первого сигнала свистка детям разрешалось есть манго в течение 15 минут, а после того, как раздавался второи? свисток, у них было ещё 5 минут на то, чтобы съесть изюм. Как бы маленькие участники эксперимента ни любили манго, спустя всего неделю, они переставали даже прикасаться к нему и вовсю бежали к мискам с изюмом, поедая его в больших количествах даже тогда, когда выставлялось особенно много мисок с вожделённым сухофруктом. 

Свет мои? зеркальце, скажи!

Помимо экстернализации пищевых привычек, нельзя сбрасывать со счетов ещё один, непрямои? фактор, оказывающии? огромное влияние на пищевое поведение, особенно детское. Это современныи? культурныи? стандарт красоты, ориентированныи?, разумеется, на взрослых людеи?, однако в полнои? мере воспринимаемыи? и усваиваемыи? детьми.

Нидерландскии? психолог, специалист по пищевому поведению взрослых и детеи?, Татьяна ван Стриен предлагает термин «зеркальное тело» – идеальныи? образ, «срисованныи?» с журнальных картинок и рекламных образов, увидеть которыи? отраженным в зеркале становится нашеи? заветнои?, неисполнимои? мечтои?. Наличие у человека, особенно подростка или ребёнка, «зеркального тела», означает, что своё собственное, реальное тело всегда будет восприниматься как «недоделанное», несовершенное, и навсегда останется источником фрустрации и неудовольствия.

Полистаи?те сборники сказок, которые мы читаем своим детям и обратите внимание на иллюстрации. Белоснежка и Золушка, Красная Шапочка и Царевна-Лебедь всегда строи?ны и полны изящества. Не отстают и современные источники: в эпосе о юном волшебнике Гарри Поттере, прочитанном миллионами детеи?, противныи? кузен Дадли – избалованныи? толстяк. И даже в советском «Мальчише-Кибальчише» Мальчиш-Плохиш – это толстый мальчик, который «жрёт и радуется». Толстые дети никогда не становятся героями детских книг, только антигероями.

В итоге дети всё раньше усваивают, что то, что они видят в зеркале, требует исправления.

Для части девушек-подростков это формирует основу для развития анорексии. Но для абсолютного большинства это означает начало диетического поведения, что, в силу естественного сопротивления организма нахождению на диете, приводит к постоянным колебаниям веса – так называемому «эффекту и?о-и?о». 

Откуда берутся толстые дети

«Питающие матери» и «лишающие отцы»

Несмотря на то, что четверть мальчиков и пятая часть девочек в России намного тяжелее нормы, а быть толстым – непопулярно и для подростка – почти трагично, культ хорошего аппетита у ребёнка отнюдь не потерял актуальности. В первыи? год жизни младенца его основным достоинством и предметом гордости является набор веса, а самои? главнои? трагедиеи?, порождающеи? у матери непрерывное чувство вины, является недостаточныи? аппетит ребенка, не желающего есть прикорм в соответствии с указаниями ведущих педиатров. 

Что при этом происходит в семье? У родителеи? растет уровень тревоги в связи с едои?, младенец эту тревогу прекрасно ощущает и отвергает объект тревоги – новую еду – с ещё большим энтузиазмом. Новая, взрослая еда – и без того огромное открытие для младенца первого года жизни. Столько неизведанных вкусов, запахов, цветов - нужно справиться со всем этим потоком информации, и сделать это ребёнок может только в собственном темпе. Однако родители не унимаются в соревновании за победу на конкурсе «накорми ребёнка любои? ценои?». В ход идут песни, пляски, чтение сказок, кормление игрушек, просмотр мультфильмов, под которые младенец покорно открывает рот... И только, если задача «накормить ребёнка» решена, мама может выдохнуть и подумать о чём-то ещё. К сожалению, кормление через силу и против воли – куда более распространенныи? вариант питания детеи? в России, чем в других странах.

Что происходит в итоге? Ребёнок быстро усваивает, что еда – нечто невероятно важное, и чтобы быть хорошим – нужно есть. С другои? стороны, необходимость есть много, зачастую больше, чем ребёнку на самом деле хочется, часто совсем не то, чего хочется, расстраивает регуляцию системы «голод – аппетит – еда». Физиологическии? дефицит питательных веществ, именуемыи? голодом, проявляется в наличии у ребёнка пищевого интереса и здорового аппетита, которыи? он и должен удовлетворять, выбирая ту еду, которая ему интуитивно кажется привлекательнои?. Однако в реальности чаще всего всё происходит совсем не так.

Если полнота ребенка, истинная или мнимая, является предметом тревоги знакомых, друзеи? или врачеи?, и травмирует родителеи?, курс нередко меняется на прямо противоположныи?. Ребёнка сажают на диету, попросту запрещая ему есть всё то, от чего риск поправиться возрастает, и что обычно мило детскому сердцу – мучное, сладкое, жареное. Интересно, что зачастую больше обеспокоенности фигурои? девочки проявляют отцы, чем матери, они же склонны к более жёстким мерам по "пресечению" нежелательного пищевого поведения, чаще высмеивают или критикуют «разожравшуюся» лентяи?ку-дочь или располневшего сына.

И та, и другая стратегия в итоге приводят только к одному результату: у ребёнка развивается расстрои?ство пищевого поведения, которое он в качестве «наследства» забирает с собои? во взрослую жизнь. На сегодняшнии? день специалисты по пищевому поведению наиболее важным фактором развития его расстрои?ства называют пребывание на диете в подростковом или детском возрасте и негативное отношение к размерам или весу ребёнка со стороны членов семьи и значимых взрослых.

Безусловно, негативное отношение взрослых – есть ни что иное, как проявление сильнои? тревоги, что полныи? ребёнок окажется непопулярным, не сможет завоевать авторитет среди сверстников и не сумеет завести друзеи?. Тревога эта чаще всего является проявлением скрытого собственного негативного отношения к толстякам, а зачастую – и скрытои? неудовлетворенности собственным телом. Сталкиваясь с негативным отношением к себе в семье, ребёнок утрачивает уверенность, ведёт себя в социальных ситуациях более робко, и с большеи? вероятностью становится объектом насмешек.

Наверняка всем встречались обаятельные, уверенные в себе полные люди. Их полнота, как правило, никогда не была предметом беспокои?ства или повышенного внимания родителеи?, а воспринималась как часть их натуры. Таким людям значительно легче в социуме. 

Что нам делать с толстым ребёнком?

Самые важные рекомендации уже прозвучали: даже если вес ребёнка выше нормы, ни в коем случае нельзя сажать его на ограничивающую диету (это приведёт не только к развитию расстрои?ств пишевого поведения, но и к разладу в семье, ибо голодныи? ребёнок будет лгать и прятать куски в укромных уголках, чтобы съесть, когда никто не видит, а также экономить и даже воровать деньги, чтобы купить запретные сладости или чипсы). 

Как же вести себя родителям?

1. Выясните, какои? тип пищевого поведения свои?ственен вашему ребёнку – экстернальное, ограничивающее или эмоциональное. Сделать это можно, обратившись к психологу – специалисту по расстрои?ствам пищевого поведения, чтобы провести диагностику с помощью NVE-K, детскои? версии нидерландского опросника пищевого поведения. Но даже если такои? специалист вам недоступен, ничего страшного: для внимательного родителя не составит труда заметить, ест ли ребёнок в моменты, когда он расстроен, чтобы утешиться и развеселиться, соблазняет ли его пища своим видом, когда он не голоден, пытается ли он ограничивать порции или вовсе отказываться от тех или иных приёмов пищи?

2. Не впадаи?те в панику раньше времени. Лишнии? вес и ожирение могут восприниматься как проблема с 10 лет, до этого возраста возможны какие угодно колебания веса активно растущего человека. Если ребёнок миновал возраст 10 лет, и все ещё остается полноватым, стоит показать его эндокринологу для обследования. Если значительныи? лишнии? вес сохраняется после 15 лет, шанс, что, повзрослев, ребёнок будет полным, достаточно высок.

3. Поговорите с ребёнком откровенно. Полнота не является ответственностью ребёнка, полнота ребёнка – это одно из проявлении? семеи?нои? динамики, следствие сочетания генетических факторов и культуры питания в семье.

Лишний вес – это не проблема ребёнка, это проблема семьи в целом, и изменения поведения и привычек также должны быть семеи?ными. Попытки родителеи? представить полного ребёнка как «проблемного» и «лечить» исключительно его, обычно обречены на провал. Даже если вы, в отличие от вашего ребёнка, строи?ны как Артемида и Аполлон – пересматриваи?те рацион семьи в целом, выходите на семеи?ные пробежки или прогулки. Таким образом, ребёнок не будет чувствовать себя виноватым в том, что он толстыи?, риск, что он будет сопротивляться изменениям, обращённым лично на него, снизится, а – самое главное – ребёнок ощутит вашу поддержку и готовность за него вступиться.

4. Не награждаи?те едои?. Упал ребёнок и ушибся, расстроен он ссорои? с другом или неважнои? оценкои? – никогда не пытаи?тесь его утешить «вкусненьким». Именно так ребёнок учится смешивать утешение и еду, именно это – путь к эмоциональному перееданию во взрослом возрасте.

5. Не запрещаи?те. Запреты на тот или иной продукт бесполезны. И ещё раз – бесполезны. Как бы вы ни внушали ребёнку, что кола или картошка-фри - отвратительная комбинация вредных веществ и калории? – единственныи? эффект, которого вы добьётесь – вредная еда станет ещё привлекательнее. Смиритесь с тем, что ребёнок время от времени будет есть вредную еду. Не ворчите по этому поводу. Лучше пару раз в месяц есть вредное у вас на глазах, чем, дорвавшись до «неправильнои?» еды вне родительского контроля, объедаться ею до тошноты ежедневно.

6. Держите дома «здоровое» соотношение вреднои? и полезнои? еды. Если ребёнок – экстернальныи? едок, держать дома большое количество тои? еды, которои? он обычно переедает, неразумно. Выясните, что именно нравится вашему ребёнку. Сладкое? Наполните дом фруктами, сухофруктами, делаи?те вместе «полезные» конфеты из сухофруктов, и добавляи?те к вашеи? обычнои? продуктовои? корзине на неделю примерно 10-15% конфет или пирожных, любимых ребёнком. Не контролируи?те – разрешаи?те съесть эти пирожные или конфеты тогда, когда ребёнок сам решит и захочет, но не покупаи?те больше до следующего похода в магазин за продуктами.

7. Не забываи?те подавать пример. Если вам удаётся сохранять стройность, потому что вы с утра до вечера глушите кофе под сигарету, неразумно ожидать, что ребёнок будет с наслаждением грызть яблоки. Покажите ребёнку, что фрукты на десерт могут быть вкусными, и что вы тоже не прочь утолить небольшои? голод фруктовым салатом или авокадо.

8. Подключаи?те старших детеи?. В одном известном психологическом эксперименте маленькии? Аи?зек начал есть ненавистную до сих пор брокколи после того, как несколько более взрослых мальчиков с аппетитом уплетали её в присутствии мальчика и нахваливали. С тех пор этот метод активно используется для лечения необъяснимых пищевых аверзии? (отказа без очевидных основании? есть определенную еду) у детеи?.

9. Не делаи?те выбор чрезмерным. Если ребёнок слишком мало весит, то, чем больше выбор предлагаемои? еды, тем полноценнее и обильнее будет его рацион. Если ребёнок – экстернальныи? едок, то выбор еды должен быть ограниченным, чтобы не провоцировать переедание.

10. Принимаи?те своего ребёнка в любом весе. Даже детям с экстремальным ожирением удавалось прои?ти через непростои? период лечения с минимальными психологическими потерями, если у них была абсолютная поддержка и безусловное принятие со стороны взрослых. Некоторым удавалось вылечиться и снизить вес в детском возрасте, некоторые сумели это сделать только во взрослом возрасте, а есть и такие, кто остался полным на всю жизнь, но это не помешало им получить образование, создать семью и наи?ти работу. Критика и отвержение полного ребёнка, а также сожаление и неудовлетворенность таким «неудачником» приведут лишь к формированию у ребёнка депрессивных или тревожных расстрои?ств, разрушению вашего с ним контакта и усугублению уже имеющихся нарушении? пищевого поведения.

И не забываи?те, что полнота – есть следствие психологического состояния в гораздо большеи? степени, нежели  результат определённого стиля питания или образа жизни. Прежде чем вести ребёнка к диетологу или фитнес-тренеру, сходите с ним на консультацию к семеи?ному психологу.

Автор: Светлана Бронникова

Смотрите так де видео по теме

След 818 серия - "Откуда берутся дети"